416-О Москва

Дата: 28.02.2017
Регион: Москва
Номер дела: 416-О
Категория дела: п. 5. Нарушение, предусмотренное частью 4 настоящей статьи, совершенное иностранным гражданином
Инстанция: Конституционный суд РФ
Конфессия: Протестанты
Результат: Удовлетворен
Источник:
Тип участника процесса: Физическое лицо

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ 

от 28 февраля 2017 г. N 416-О 

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА США 

ОССЕВААРДЕ ДОНАЛЬДА ДЖЕЯ НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ 

ПРАВ ПУНКТОМ 1 СТАТЬИ 7 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О СВОБОДЕ 

СОВЕСТИ И О РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЯХ» 

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева, 

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина США Д.Д. Оссеваарде к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, 

 

установил: 

 

  1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин США Д.Д.Оссеваардеоспаривает конституционность пункта 1 статьи 7 Федерального закона от 26 сентября 1997 года N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», согласно которому религиозной группой в данном Федеральном законе признается добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица; в религиозную группу входят граждане Российской Федерации, а также могут входить иные лица, постоянно и на законных основаниях проживающие на территории Российской Федерации; помещения и необходимое для деятельности религиозной группы имущество предоставляются в пользование группы ее участниками. 

Как следует из представленных материалов, постановлением судьи районного суда, оставленным без изменения решением вышестоящего суда, заявитель, имеющий вид на жительство в Российской Федерации, был привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 5 статьи 5.26 КоАП Российской Федерации (осуществление иностранным гражданином миссионерской деятельности с нарушением требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях), ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере сорока тысяч рублей. 

Судами было установлено, что Д.Д. Оссеваарде распространял в местах проживания граждан и на улице приглашения на богослужения со своим участием в целях изучения Библии совместно с ним и другими гражданами и еженедельно несколько раз в неделю в принадлежащем ему жилом помещении в течение нескольких лет собирал граждан для указанных целей. При этом заявитель в своих объяснениях в качестве цели своего приезда в Россию указал осуществление миссионерской деятельности, а в заявлении о выдаче вида на жительство он сообщил, что с 1996 года является миссионером Баптисткой международной миссии. Исходя из этих обстоятельств суды пришли к выводу, что Д.Д. Осееваарде совместно с другими гражданами создал религиозную группу, которая действовала без уведомления уполномоченного органа о начале ее деятельности, и осуществлял миссионерскую деятельность для привлечения в эту религиозную группу граждан, не являющихся ее участниками, не имея при этом предусмотренного пунктом 3 статьи 24.2 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» решения общего собрания религиозной группы о предоставлении им полномочий на осуществление миссионерской деятельности от имени религиозной группы с указанием реквизитов письменного подтверждения получения и регистрации уведомления о создании и начале деятельности указанной религиозной группы, выданного территориальным органом федерального органа государственной регистрации. 

По мнению заявителя, оспариваемое законоположение является неопределенным по своему содержанию, поскольку не определяет минимальный количественный состав религиозной группы для признания ее созданной, конкретный момент, с наступлением которого связывается возникновение религиозной группы, порядок создания религиозной группы, и в силу этого позволяет признавать религиозной группой любое собрание граждан, собравшихся для совместного исповедания и распространения своей веры. В связи с этим заявитель просит признать оспариваемое законоположение не соответствующим статьям 28 и 30 (часть 2) Конституции Российской Федерации. 

  1. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Статья 30 (часть 1) Конституции Российской Федерации закрепляет в качестве одной из базовых ценностей общества и государства, основанных на принципах господства права и демократии, право каждого на объединение и гарантирует свободу деятельности общественных объединений. Во взаимосвязи с другими положениями Конституции Российской Федерации, провозглашающими Российскую Федерацию светским государством, в котором никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной (статья 14, часть 1), и вместе с тем гарантирующими каждому свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними (статья 28), это означает возможность создания религиозных объединений с целью реализации свободы вероисповедания и права каждого объединяться с другими для исповедания определенной религии. 

Конвенция о защите прав человека и основных свобод также закрепляет право каждого на свободу религии, включающее свободу менять свою религию и свободу исповедовать ее как индивидуально, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в богослужении, обучении, отправлении религиозных и культовых обрядов (статья 9), право каждого на свободу объединения с другими (статья 11) и право на уважение своей собственности (статья 1 Протокола N 1). В практике Европейского Суда по правам человека свобода исповедовать религию «сообща с другими» трактуется как косвенная гарантия создания религиозных объединений, которые традиционно и повсеместно существуют в форме организованных структур и, следовательно, должны обладать необходимой правосубъектностью (постановление от 26 октября 2000 года по делу «Хасан (Hasan) и Чауш (Chaush) против Болгарии»). 

Конкретизируя соответствующие конституционные положения, Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» предусматривает, что религиозным объединением в Российской Федерации признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками: вероисповедание; совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; обучение религии и религиозное воспитание своих последователей; религиозные объединения могут создаваться в форме религиозных групп и религиозных организаций (пункты 1 и 2 статьи 6). 

В соответствии с оспариваемым заявителем пунктом 1 статьи 7 указанного Федерального закона, действующей в редакции Федерального закона от 13 июля 2015 года N 261-ФЗ, религиозной группой признается добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица; в религиозную группу входят граждане Российской Федерации, а также могут входить иные лица, постоянно и на законных основаниях проживающие на территории Российской Федерации; помещения и необходимое для деятельности религиозной группы имущество предоставляются в пользование группы ее участниками. 

С учетом того что религиозные группы в отличие от религиозных организаций не имеют статуса юридического лица, Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» не предусматривает необходимости их государственной регистрации, а вводит уведомительный порядок их деятельности, в соответствии с которым руководитель (представитель) религиозной группы или руководящий орган (центр) централизованной религиозной организации в случае, если религиозная группа входит в ее структуру, в письменной форме должен уведомить о начале деятельности религиозной группы орган, уполномоченный принимать решение о государственной регистрации религиозной организации, по месту осуществления деятельности религиозной группы и указать в уведомлении сведения об основах вероисповедания, о местах совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, руководителе (представителе), гражданах, входящих в религиозную группу, с указанием их фамилий, имен, отчеств, адресов места жительства, а также представлять уведомление о продолжении деятельности религиозной группы не реже одного раза в три года со дня последнего уведомления (пункт 2 статьи 7). 

С соблюдением указанного уведомительного порядка деятельности религиозных групп Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» связывает возникновение у религиозной группы права на осуществление миссионерской деятельности, под которой понимается деятельность религиозного объединения, направленная на распространение информации о своем вероучении среди лиц, не являющихся участниками (членами, последователями) данного религиозного объединения, в целях вовлечения указанных лиц в состав участников (членов, последователей) религиозного объединения, осуществляемая непосредственно религиозными объединениями либо уполномоченными ими гражданами и (или) юридическими лицами публично, при помощи средств массовой информации, информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» либо другими законными способами (пункт 1 статьи 24.1). 

В соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 24.2 данного Федерального закона граждане Российской Федерации, а также иностранные граждане и лица без гражданства, законно находящиеся на территории Российской Федерации, вправе осуществлять миссионерскую деятельность от имени религиозной группы, если они имеют при себе решение общего собрания религиозной группы о предоставлении им соответствующих полномочий с указанием реквизитов письменного подтверждения получения и регистрации уведомления о создании и начале деятельности указанной религиозной группы, выданного территориальным органом федерального органа государственной регистрации; при этом иностранные граждане и лица без гражданства, законно находящиеся на территории Российской Федерации, вправе осуществлять такую деятельность только на территории субъекта Российской Федерации, в котором расположен территориальный орган федерального органа государственной регистрации, выдавший письменное подтверждение получения и регистрации уведомления о создании и начале деятельности указанной религиозной группы. 

Таким образом, оспариваемое заявителем законоположение, регулирующее деятельность религиозных групп, само по себе его конституционные права, перечисленные в жалобе, в указанном им аспекте в его конкретном деле не нарушает. 

Разрешение же вопросов о том, являлся ли заявитель членом какого-либо религиозного объединения и осуществлял ли он от его имени миссионерскую деятельность на территории Российской Федерации, т.е. вовлечение иных граждан в состав участников религиозного объединения, или же просто публично распространял свои религиозные убеждения, как связанных с установлением и оценкой фактических обстоятельств конкретного дела, не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, определенные статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации». 

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43частью первой статьи 79статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации 

 

определил: 

 

  1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина СШАОссеваардеДональда Джея, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой. 
  2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель 

Конституционного Суда 

Российской Федерации 

В.Д.ЗОРЬКИН 

Обсуждение закрыто.